Суббота, 13 июня 2015

Православие в Казахстане сегодня. Беседа с прот. Александром Салтыковым

"Мир Божий" №12, 2007 г.

— о. Александр, вы недавно были в Казахстане. Какова была цель Вашей поездки?
— Это была паломническая поездка группы сотрудников и студентов ПСТГУ. Нашей целью было посетить святые места в Казахстане и, по возможности, собрать некоторые исторические сведения.

— Я впервые слышу о святых местах в Казахстане. Ведь святые места – это явления особой славы и благодати Божией в избранных Богом местах, или там, где подвизались великие святые, места с богатой христианской историей. Но, насколько мне известно, Казахстан не принадлежит к древним христианским областям.
— Это действительно так. Хотя возможность активной христианской проповеди в Казахстане была, когда он был в составе России. Однако она не осуществилась, к сожалению. А в XX веке, в эпоху господства атеизма, Казахстан стал местом ссылки и исповеднического подвига многих тысяч православных христиан, большинство которых закончило там свою земную жизнь как мученики. Их убивали, расстреливали, морили тяжкими работами. Среди них есть великие святые, которые теперь вечно молятся пред Богом за Россию, и за Казахскую землю, и за весь мир. Места их подвигов мы и хотели посетить. Ведь нельзя же забывать о святых, тем более, почти нашего времени. Такое забвение – тяжкий грех.

— В каких местах вы побывали? Были ли в составе группы другие священнослужители, кроме Вас?
— Мы посетили Караганду, Астану, Чимкент, Тараз (Джамбул), Алматы (Алма-Ата). В составе группы я был один священник. Другие не смогли поехать по разным причинам.

— Эта паломническая поездка была для Вас первым посещением Казахстана? Хотелось бы услышать Ваши впечатления.
— Вообще, я в Казахстане впервые был лет пять назад. Я поехал тогда в Караганду как преподаватель. Там существует центр дистанционного обучения нашего Университета.

— Какие святыни Вы видели в Караганде?
— В Караганде, да и во всем Казахстане, огромным почитанием пользуется старец Севастиан, ныне прославленный в лике преподобных. Он был из Оптиной пустыни, сослан в Караганду, и прожил в ссылке несколько десятков лет. В Караганде он создал небольшой монастырь, существующий и поныне. Его мощи почивают в соборе, построенном в 1997 году. Говорят, что он при жизни предсказывал строительство храма, и даже собирал деньги на храм. Все удивлялись – ведь была советская власть. Но вот, действительно, построен огромный собор с целым комплексом зданий. Архитектура очень неплохая, с использованием русских традиций XVI-XVII веков, но вместе с тем это современная архитектура. Местные верующие люди видят участие св.Севастиана и в их личной жизни, и в общественной.

— Есть примеры?
— Да. Например, несколько лет назад в столицу Казахстана – Астану прилетел папа Римский, и было объявлено о его решении, посетить Караганду. Внезапно это решение было отменено. Верующие говорят: «старец не захотел».

— А почему папа Римский хотел посетить Караганду?
— Город Караганда построен в советское время на основе огромной системы концентрационных лагерей, под общим названием Карлаг. Туда ссылали людей со всех концов. Там был также лагерь для военнопленных и интернированных. Есть международное кладбище, где в бескрайней степи стоят памятники погибшим чуть ли не всех европейских национальностей. Среди ссыльных были также поляки и западноукраинцы, по вероисповеданию католики и униаты.

— Католики не забывают о своих пострадавших единоверцах?
— К их чести, не забывают. Но, к сожалению, им свойствен дух соперничества. Когда выстроили упомянутый православный собор, католики заявили о намерении соорудить свой собор тут же, на той же площади, прямо напротив православного собора. Так они поступают с православными в разных городах. Например, на Украине, в Тернополе свой храм они поставили чуть ли не вплотную к православному собору. Понятно, что это только усиливает противостояние. Зачем это нужно нашим братьям католикам – неведомо. В Караганде городская администрация оказалась благоразумнее, чем украинская в Тернополе и не дала согласие на такое строительство.

— В Караганде много католиков?
— Нет, конечно, их там почти нет (их даже и в упомянутом Тернополе очень мало), но католическая церковь там очень активна. Там уже построена униатская церковь – как всегда, православная по форме и католическая по содержанию, и два больших собора. В Караганде находится кафедра католического архиепископа. Кроме того, есть семинария с ректором в сане епископа. Вообще, в Казахстане уже семь католических епископов, при отсутствии католиков, в то время как православных епископов только три, при огромном числе православных.

— Вы начали говорить об образовании. Каково состояние православного образования?
— Вообще, по моему мнению, с православным образованием там пока не очень хорошо. В Алматы имеется духовное училище с заочным отделением. В Караганде – наш вышеупомянутый учебный центр. Но в Караганде, и в других городах есть некоторые образованные, культурные священнослужители.

— Вы упомянули католическую семинарию в Караганде. Как там поставлено образование?
— Будущее принадлежит образованным нациям, и католики это прекрасно понимают. Необразованные народы будут просто материалом, который образованные, развитые нации будут использовать. В основе всего лежит духовное развитие и духовная образованность. В католическую семинарию в Караганде вложены, как очевидно, большие денежные средства: восьмилетний цикл обучения, студенты живут при семинарии, носят форму, есть свой небольшой храм, прекрасная библиотека с книгами на всех основных европейских языках, много, между прочим, современных русских изданий богословской литературы. Языкам придается большое значение - латынь изучается все восемь лет, богословские дисциплины – четыре года. Лекции читают приезжие из Европы специалисты. Так что все поставлено серьезно. Однако набор очень маленький – один - два человека. Всего учится лишь 15 человек. При этом, молодые люди, закончив эту семинарию, пока что предпочитают уезжать в Европу.

— Может ли Православная Церковь в Казахстане дать что-либо сопоставимое в области образования?
— Пока что, я думаю, нет, за исключением заочного образования, о котором я уже сказал. Сила Православия там более всего в том, что русское население исторические православно, в том, что в этих краях пострадало великое множество православных святых и в свойственной православию духовной ответственности. И это несравнимо с католицизмом, который там представлен. Но без хорошо поставленной проповеди успеха быть не может, а для этого нужно учиться.

— Какова, по Вашему мнению, общая религиозная ситуация в Казахстане?
— Она, очевидно, не очень проста. Там повторяют слова президента Назарбаева, что у Казахстана два крыла: православие и ислам. Но в организации государственной и общественной жизни правительство ориентируется на Турцию и Объединенные Арабские Эмираты. Повторяют и другие слова Назарбаева: «Мы тюрки, поэтому мы мусульмане». Странно, конечно, почему тюрки непременно должны быть мусульманами. Но отсюда очевидно, что поддержкой пользуется в первую очередь ислам.

— С Вашей точки зрения, объективно можно ли сказать, что в настоящее время казахи – мусульмане?
— Объективно этого сказать нельзя. Казахи, в своей основе, язычники. Ислам в Казахстане появился достаточно поздно. И здесь нужно указать, что у России имеется вина пред казахским народом. Русские были обязаны дать казахам православие, но мы этого не сделали. Это поразительный и зловещий факт: в XVIII и в XIX веках православная Империя поддерживала в Казахстане развитие ислама, и препятствовала православной проповеди среди местного населения. Но зарождавшаяся казахская интеллигенция в XIX веке ориентировалась все же на русскую православную культуру. Многие казахи сами принимали православие. Таким образом, среди казахов есть и православные, и язычники, и мусульмане. Сейчас появляются и католики. Есть, как и всюду, секты.

— Каково же взаимопонимание этих разных групп?
— Следует прежде сказать, что казахи – очень хороший народ. Это народ добрый и чистый, в основе высоконравственный. С русскими всегда были, в целом, самые добрые отношения, с полным взаимным уважением. Однако постепенно обстановка, по-видимому, ухудшается, особенно растет нетерпимость со стороны мусульман к казахам, принявшим священный сан, то есть, Православие сейчас представляют как религию русских, которых постепенно выдавливают из Казахстана. Несколько раз приходилось слышать об угрозах и даже избиениях священнослужителей казахского происхождения.

— Такая антихристианская активность, по Вашему мнению, кем-то направляется?
— Скорее всего, экстремистскими исламскими организациями, которых, как известно, повсюду много. Сам президент Назарбаев лоялен к Православию и каждый год приходит на Пасху в храм св. Константина и Елены в Астаны.

— Он ведет взвешенную религиозную политику?
— Наверно. О Назарбаеве, в связи с его лояльностью к православным, рассказывают такую историю. Говорят, что в детстве он однажды зимой ехал с отцом по степи на лошадях. У одной из лошадей отломалась подкова, и пришлось заехать в село к кузнецу. В кузнице висело какое-то изображение. Отец спросил, - «Кто это?». Кузнец ответил, - «Это святой Николай, мы ему молимся». Поехали дальше. Вдруг поднялся ветер, началась метель, дорога исчезла, да еще появились волки – подступала гибель. Тут Назарбаев старший в отчаянии поднял руки к небу и закричал: «русский бог Николай, помоги!» И как только он это прокричал, все изменилось – пурга утихла, волки куда-то исчезли, дорога нашлась. Так святой Николай спас будущего Президента.

— Теперь он на Пасху посещает церковь. А в чем-нибудь еще его лояльность проявляется?
— Видимо, да. В этом году как раз после Пасхи он выделил средства на строительство православного кафедрального собора в Астане. Одновременно он финансирует новую городскую мечеть у нас в Москве.

— В Москве? А почему? Уже есть, кажется, несколько мечетей…
— Ну, Вы просто не знаете их планов. Еще 15 лет назад было опубликовано, что в Москве предполагается построить, по крайней мере, 40 (!) мечетей. А не так давно было заявлено, что Москва будет крупнейшим в Европе исламским центром. Это делается постепенно.

— Но Москва – православный город. Есть даже учение о Москве, как о Третьем Риме.
— Когда-то это было так, я с Вами полностью согласен. Но потом Москва стала центром мирового коммунизма и безбожия. Где эта старая Москва? Ее почти всю сломали, на ее месте выстроили безликий космополитический мегаполис. А население к вопросам веры и нравственности равнодушно. На такой почве можно делать что хочешь, были бы деньги. Наше правительство толерантно ко всем, у кого большие деньги. У исламистов они есть. Вот и все.

— А что за город Астана?
— Астана – это совершенно новый город, построенный необычайно быстро, за несколько лет, на месте русского города Акмолинска. В годы гонений в Акмолинске было много ссыльных. Они молились в храме св. Константина и Елены. Среди ссыльных нам особенно известен замечательный старец о. Павел (Троицкий), который также посещал этот храм. Он своими молитвами возрастил многих современных священнослужителей. Нам хотелось посетить места, где он жил и молился. Теперь при храме женский монастырь. Но в Астане есть также и огромная, сверкающая мрамором синагога, великолепная мечеть с четырьмя минаретами в центре города, огромное сооружение под названием «Древо жизни», и центр всех мировых религий в виде пирамиды. Будет и большой православный храм, правда, уже не в центре, а среди жилых массивов, что, вероятно, к лучшему. Историческая часть города, включая построенную русскими казаками в XVIII веке акмолинскую крепость, практически снесена, что не удивительно, если вспомнить, что и наша великая, древняя Москва уже почти полностью снесена и перестроена. В советское время Акмолинск назвали Целиноградом и принялись активно распахивать целинные земли, чтобы поднять сельское хозяйство огромной страны. Усилия и средства были истрачены колоссальные. Я еще помню слова когда-то популярной оптимистической песни:
«Вьется дорога длинная, здравствуй, земля целинная…»
Казалось, делается что-то очень большое, но прошло время, и все это пошло прахом, в полном смысле слова, – сегодня все это забыто. Почему? Потому, что делалось без Бога, да еще одновременно со злобной атеистической пропагандой. Теперь на этом месте возник фантастический город со всеми религиями, но по существу также без Бога…

— Я хотела спросить еще о «Древе жизни», все же это вроде бы о вечном.
— Вы думаете, это библейский образ? Нет, это «Древо жизни» заимствовано из казахской мифологии, и реальная его интерпретация очень проста. Это высоченное сооружение в виде раскидистого снопа, там приятная видовая площадка и кафетерий, где можно заказать чай, кофе или что-нибудь еще, и неплохо провести время. Вот и вся философия.

— Вы сказали, что все забыто из-за безбожия. Но Акмолинск строили верующие христиане.
— Не только Акмолинск, но почти все города в Казахстане построены христианами – Семипалатинск, Павлодар, Курган, Верный (Алматы), Актюбинск и другие. Но внуки этих христиан забыли веру, стали безбожниками и понесли колоссальные потери. Теперь русские отдали казахам все эти города и огромные земли, которые возделывали. Но нельзя не удивляться, с какой легкостью и благодушием и как смиренно русские все это отдали. Вряд ли такое можно наблюдать в любом другом месте земного шара. Всюду дерутся за землю, за каждый клочок.

— Может быть, это следствие многовекового христианского воспитания и молитв святых мучеников. Но почему?
— Я думаю, именно так, как Вы говорите. А отдали потому, что «глупому сыну не в помощь отцово богатство». Свои исторические задачи мы не выполнили, несмотря на христианское воспитание, поддались безумию атеизма. За такие ошибки народ еще долго будет расплачиваться.

— А святые? Вы говорите об их множестве.
— Да, и в Казахстане, и повсюду. Около Чимкента был расстрелян великий святитель митрополит Кирилл (Смирнов) Казанский с множеством других мучеников. Одной из наших целей было побывать на месте его последних лет и убиения. Он был сослан в поселок Яны-Курган (Новая Крепость). Это был непоколебимый столп веры. Неподалеку от Чимкента происходили массовые расстрелы в огромном овраге, который называется Лисья балка. С краю, почти у дороги, поставлена доска, на которой сказано о жертвах массовых репрессий в этом месте. Но креста нет – власти не разрешают ставить крест под предлогом, что здесь погибли также люди других вероисповеданий. Мы прошли вглубь балки, и впервые послужили панихиду и молебен там, где, очевидно, и происходили расстрелы.

— Какие места подвигов святых еще вы посетили?
— В Алматы мы попали на день памяти св. мучеников Серафима и Феогноста. Они подвизались в горах не далеко от города. Однажды пришли три красноармейца. Иноки накормили их. А после еды эти солдаты убили тех, кто их кормил. Теперь монастырь возрожден и на праздник приходит много людей.

— Сколько храмов в Алматы?
— В Алматы сейчас 12 православных храмов, причем два из них недавно пытались снести. Мечетей – 26, еще 10 строится.

— Почему хотели снести православные храмы?
— Говорят, собирались строить на их месте элитное жилье. Но Президент после протеста Церкви остановил это безобразие.

— Каковы же перспективы православия в Казахстане, по Вашему мнению?
— Я не могу ответить Вам определенно. Очень многое зависит от того, захочет ли народ идти ко Христу, идти за Христом. Для этого нужны усилия, нужно понять ограниченность земной жизни, бесперспективность земной истории, уверовать во Второе пришествие Христа и вечную жизнь. Нужно много и по-настоящему молиться. Тогда Бог даст нам время.

— Скажите, в вашем путешествии было что-нибудь особенное, необыкновенное?
— Ну, я осторожно отношусь к рассказам о всяких чудесах и видениях. На этом строится множество спекуляций.

— А что местные жители рассказывали Вам о своей жизни, о вере?
— Мне привелось услышать два интересных рассказа, которые я попытаюсь Вам кратко пересказать. В Караганде один человек рассказал, что его сестра, которая почти не ходит в церковь, увидела сон: на небе появляется свет, и в свете – Иисус Христос. Что-то происходит, множеству людей выдают белые одежды, людей очень много, и на всех белых одежд не хватает. Тогда необыкновенно величественный голос с неба говорит, чтобы те, кому не хватило белых одежд, шли в церковь. А в Чимкенте одна женщина рассказала, что она во сне услышала какой-то шум. Она и все люди выходят на улицу, там беспорядок, все куда-то бегут, в небе латают самолеты, слышны какие-то удары. Вдруг из-за гор появляются лучи, все небо заполняется светом, и в свете – Иисус Христос. Все стихает. Прошло время, эта женщина вновь видит сон: все выбегают на улицу, тревога, самолеты, удары, страх. Она смотрит на небо, а там – Богородица. Она и еще какие-то люди поднимают к Ней руки, Она нисходит к ним, все входят в дом, и все успокаивается. Эта женщина тоже редко ходит в церковь, т.е. никакого самовнушения тут нет.

Обе эти истории рассказаны в совершенно разных местах, от людей, которые друг друга не знают, а по смыслу очень близки: любые несчастья умиротворятся Господом Иисусом Христом, к Которому надо обращаться, и Он нас всех спасет, и в Казахстане, и в России.

— О.Александр, я благодарю Вас за эту беседу, которая была очень интересна.
— Пожалуйста. До свидания.

Беседу вела Павлова К.Н.

Отзывы о музее Кадашевская слобода

  • Мария Алексеевна Денисова
    Опубликовано Среда, 13 января 2021 06:47
    Спасибо, что после «Хлеба» пригласили на «Масло». Действительно хлеб с…
  • Родительский ком. Школы 1275, 3 класса
    Опубликовано Среда, 13 января 2021 06:45
    Наш класс был у вас на Новогоднем настроении, всем понравилось.…
  • 111
    Опубликовано Вторник, 12 января 2021 19:51
      Мария 03.03.2020   Спасибо Ольге Львовне за чудесную программу "Веселая…
  • Мария
    Опубликовано Вторник, 03 марта 2020 06:49
    Спасибо Ольге Львовне за чудесную программу "Веселая Масленица"! Дети в…
  • 5 школа. Реутов
    Опубликовано Понедельник, 02 марта 2020 06:48
    Благодарим Ольгу Львовну и Ольгу Олеговну за чудесный праздник устроенный…