Версия для печати

По поводу нападения панков на храм Христа Спасителя в Москве

21 февраля 2012 года во вторник, в неделю о Страшном Суде, в новейшей истории Русской Православной Церкви произошло прискорбное событие – группа молодых женщин с уже ранее известной, весьма негативной публичной репутацией совершила надругательство над кафедральным собором - храмом Христа Спасителя в Москве. Участницы назвали это «действо» «панк – молебном», сами обозначив тем самым его определенный религиозно-культовый характер.

Согласно опубликованной в СМИ версии, «действо» происходило непосредственно на святом месте – на амвоне перед Царскими вратами – и состояло из вызывающе непристойных, грубых телодвижений, оскорбляющих чувства православных верующих, с распеванием откровенно богохульных текстов, содержащих также клевету на Церковь и её Предстоятеля, Патриарха Кирилла.

По собственному заявлению, они осквернили и алтарную часть главного храма нашей страны. Участницы бесчинствовали в масках, которые также свидетельствуют о негативном характере их намерений. Анализ фактов состоявшегося в храме Христа Спасителя «действа», текстов, провозглашавшихся участницами и осуществляемых ими при этом манипуляций, позволяет с полной уверенностью сказать, что они не относятся ни к какому из допустимых и признанных культов.

Состав и характер их действий – по так называемому «молебну» - абсолютно антагонистичен христианскому богослужению и потому в данном случае всем должно быть ясно, что это был действительно «молебен» раз так утверждают участницы, но «молебен» не Господу Иисусу Христу, в храме Которого они действовали, а иной и противоположной силе. Как называется эта сила - судите сами. Во всяком случае, ясно, что сатана желает править бал.

Следует, кстати, полагать, что само слово «панк» использовано не случайно - в переводе с английского означает – «урод», «гадёныш», «гнильё», каковые термины и были в полной мере подтверждены действиями участниц акции.

Налицо повтор антирелигиозных и антицерковных мероприятий, имевших место в нашей стране в 20-30-е годы ХХ века, когда группы распропагандированной и направляемой молодежи врывались в православные храмы и устраивали там так называемые «комсомольские пасхи» и «комсомольские рождества», состоявшие в хулиганских поступках, оскорблениях духовенства и верующих, с богохульными и непристойными частушками. Затем последовало массовое закрытие храмов, в том числе закрытие и разрушение самого храма Христа Спасителя.

Есть все основания полагать, что основной целью ныне осуществленного «действа», которое само по себе является только звеном в цепи других мероприятий, направленных против Русской Православной Церкви, является пошаговое вытеснение Церкви из общественной жизни нашего государства, как это было и в 20-30 годы прошлого века.

Судя по организованному характеру действий участниц, данная акция была основательно подготовлена и срежиссирована, что подтверждается самими участницами в интервью в «живом журнале». Тем более прискорбно и при этом показательно, что шабаш в главном храме страны от начала до конца довольно односторонне освещался средствами массовой информации, видеозаписи получили широкое распространение в Интернете, что также свидетельствует о его хорошей подготовленности.

24 марта 2012 года с осуждением этого события выступил Патриарх Русской Православной Церкви Кирилл. В этот же день от имени Межсоборного Присутствия РПЦ был опубликован проект документа об отношении РПЦ к намеренному публичному богохульству и клевете в отношении Церкви, в котором обозначена каноническая и правовая оценки свершившегося, а также предложено обсудить проект документа в Епархиях и передать с замечаниями и дополнениями в Патриархию для принятия документа во втором чтении.

Затем появился еще один ответственный документ Патриархии – Обращение Высшего Церковного Совета, в котором приведен ряд фактов других нападений на Русскую Православную Церковь в последнее время и в то же время содержалось предупреждение о возможном умножении таких нападений. И действительно, «ответ» не заставил себя ждать: еще более мерзкие провокации были совершены в Елоховском соборе в Москве и в Софийском соборе в Киеве.

Между тем, сам факт так называемого «панк – молебна» активно обсуждается на страницах СМИ, а также в Интернете. Развернута мощная компания «сочувствия» - не к Церкви, не к верующим, нет! Организованные СМИ взывают к поддержке «бедных», «несчастных» «девушек» (которые непристойно плясали перед алтарем – невольно вспоминается известная «плясавица»), от жестокой, нехорошей Православной Церкви… Все ставится с ног на голову с неслыханной наглостью. Некие господа, которые сами себя объявляют неверующими, у которых нет ничего святого, диктуют верующим, как они должны реагировать на оскорбления своих святынь. Видимо, мы сами не можем в этом разобраться. И действительно, мнения расходятся и, что вызывает сожаление, некоторые люди, позиционирующие себя как православные верующие, высказываются с упреками в адрес Патриарха с просьбой проявить, якобы, «сочувствие» к богохульницам: дескать, это не более, чем детская шалость с их стороны. Те, кто спекулирует на понятии сочувствия в широкой общественной среде, на самом деле хотят узаконить в нашем общественном сознании правомерность любых нападений и наглых притязаний в отношении Церкви.

Мы не против сочувствия и хорошо помним о заповеди любви к врагам. Но те, кто нас оскорбляют, не хотят ли хотя бы извиниться перед нами? Конечно, Церковь свята и Ее нельзя оскорбить.

Но хула на Церковь, хула на Христа и на Пресвятую Богородицу есть духовное преступление, за которой несчастный человек ответит перед Богом, и если он не покается, то получит страдания в вечной жизни, о которых сейчас не имеет представления.

Мы, как христиане, обязаны попытаться довести до сознания несчастных женщин, на что они обрекают свои души. И мы обязаны напомнить им, что Бог поруган не бывает. Каково бы ни было решение по поводу этой провокации, несчастные участницы событий будут наказаны Самим Богом, если не раскаются.

Наша позиция основана на известной церковной мудрости: «Кому Церковь не Мать, тому Бог – не Отец» (свт. Киприан Карфагенский, 3-й век). Кто из детей, увидев, что на его мать нападают неизвестные, оскорбляют ее, не вступится за ее честь и безопасность? И как назвать этих людей? А если вы, называя себя детьми, станете не её защищать, а собирать подписи в защиту таких разбойников, то не будет ли это полным извращением? Такие люди уже не дети, а еще хуже, чем эти разбойники. И мы уже видим, что нападение панков - сигнал к росту оскорблений, кощунств, клеветы в СМИ, и мы уже по всем храмам ждем незваных гостей, которых присылают из темного подполья. Поэтому непонимание и недооценка случившегося со стороны отдельной части верующих, а также остального населения уже отмеченные Патриархом, требует и от нас, рядовых верующих, дать свою оценку всей цепочке разворачивающихся событий.

На наш взгляд, это по духу сатаническая акция, которая есть, вместе с тем, политическая и идеологическая диверсия с несколькими, далеко идущими целями, что и показывают последующие нападения (поясним, что термин «диверсия» в данном случае следует понимать как подготовленная, продуманная и сознательно осуществлённая акция, осуществлённая особо опасным способом с целью нанесения особо тяжких последствий, в данном случае Церкви, вере, обществу. Изощрённость данной акции и возможные её последствия только подтверждают указанное определение «диверсии»).

По нашему мнению, цель осуществления акции «панков» в Храме Христа Спасителя состояла в следующем:

  1. Дискредитация Русской Православной Церкви и её Первоиерарха, как сил, также ответственных за спокойствие и стабильность в российском обществе.
  2. Создание условий для возникновения очага социальной напряжённости на религиозной почве, что может быть использовано в случае реализации в стране какого-либо из сценариев «стихийных» революционных движений.
  3. Нанесение удара по православной христианской идеологии и усиление влияния различных негативных идеологий, особенно среди молодёжи.
  4. Сигнал к ряду новых циничных действий.

Подтверждение всему этому уже ясно обнаружилось в ряде кощунственных действий, и клеветнической компании в СМИ, направленных против Церкви, как общественного института. Нанесены оскорбления миллионам рядовых верующих, поскольку поруганию подверглись их святыни и, что самое главное, их вера, убеждения и православное мировоззрение.

Последствия этих деяний группы лиц, по всей видимости, лишённых какой-либо общечеловеческой морали, уже дают себя знать, а в дальнейшем для нашей страны их развитие сложно даже предположить. Несомненно, что кому-то выгодна такого рода разрушительная агрессивность: есть и заказчик, и спонсор этих акций. Следует отдавать себе отчет, что непринятие мер по данному факту спровоцирует умножение подобного рода нападений на другие православные храмы. Как видим, такие нападения уже начались. Ввиду очевидности скрытого финансирования и организационного руководства этой деятельности, ни один православный храм при этом уже не может чувствовать себя в безопасности.

В связи с этим мы должны подчеркнуть, что наш народ ныне живет при небывалом в истории взаимоотношений Государства и Общества отсутствии заявленной на государственном уровне идеологии. Такова наша Конституция. На это особое обстоятельство никто не обращает внимания – все спокойно живут как бы по сложившимся условиям и традициям. Молчат и те, кто всячески выражает недовольство характером правления: то есть, они требуют какой-то «правды», но вне идеологии.

Между тем, отсутствие идеологии делает государство телом без души, а это неминуемо ведёт к разрушению у граждан и общества в целом остатков мировоззренческих принципов, позволяет плодиться подобным деморализованным, безнравственным и беспринципным группам, движениям и личностям. Все это, в конечном итоге, объективно ведет государство к его распаду и гибели.

Проанализировав ситуацию с правовой точки зрения (см. приложение 1), приходим к выводам:

  1. Ни одна из конфессий, которые на сегодняшний день несут основную идеологическую нагрузку, не защищена ни на конституционном, ни на уголовно – правовом уровнях от диверсий подобного рода.
  2. Лидеры этих конфессий, а соответственно все идущие за ними верующие, так же беззащитны от подобных проявлений.
  3. Государство, провозгласив в своей Конституции полную открытость всем идеологиям, а также отделив религию от государства, создало тем самым условия, при которых подобные диверсии получили под собой благодатную почву.
  4. На этом фоне множащиеся нападения на Церковь лишь показывают, что есть силы, которые надеются разбудить в народе стихийную негативную реакцию, с тем, чтобы использовать ее в дальнейшей компании против Церкви. Вместе с тем, все эти мерзкие выходки, при отсутствии надлежащей правовой защиты, являются движением в сторону анархии и развала государства.

Поскольку у нас отсутствует государственная идеология, то и в правовой области, а именно в УК РФ, в настоящее время отсутствует такое понятие как «идеологическая диверсия», хотя ни для кого не секрет, что диверсии не-идеологические, а также весь иной набор государственных преступлений являются только следствием диверсий в идеологии. Поэтому и нет в настоящее время эффективных методов правовой защиты конфессий, их духовных лидеров, храмов и в целом верующих от проявлений богохульства, глумлений над святынями, оскорблений и клеветы на первоиерархов, подстрекательства к массовым беспорядкам на религиозной почве.

Сложившаяся ситуация свидетельствует о крайне низкой правовой защите интересов верующих. В связи с вышесказанным, мы считаем целесообразным и совершенно необходимым, чтобы заинтересованные общественные организации обратились в органы, наделенные правом законотворчества, сформировать необходимые проекты изменений и дополнений в действующее законодательство по защите интересов верующих, подготовить необходимые подзаконные акты. При разработке данных изменений и дополнении, по нашему мнению, должны быть в обязательном порядке учтены следующие факторы:

- по итогам правоприменительной практики не допускаются явные оскорбительные выпады против любых религий и верующих на религиозной основе, нанесение материального ущерба любой конфессии. Объектами таковых считать: религиозные обряды (службы), предметы и объекты религиозно-культового назначения, священнослужители и верующие различных конфессий;

- любые изменения и дополнения разрабатываются с учётом имеющихся различий теологических принципов существующих конфессий;

- исключить из данного процесса человеконенавистнические культы и секты, а также любые подобные проявления под религиозной оболочкой, отнеся такую деятельность к «экстремистской».

Считаем также возможным вновь напомнить о необходимости разработки идеологической концепции, без которой не может существовать ни одно государство. Основой идеологической концепции нашего государства, могут быть положения, высказанные в Нагорной проповеди Господа Иисуса Христа, поскольку они содержат принципы, имеющие общечеловеческое значение и приемлемые для всех людей.

Все вышеописанное неслучайно произошло в подготовительные недели Великого поста. До святого и великого дня праздника праздников – Воскресения Христова остается два дня. В складывающейся обстановке всему нашему народу следует обратиться к Господу Богу с усиленными мольбами о нашем духовном просвещении Светом Христовым, без которого, как сказал Его Святейшество Патриарх Кирилл, «у нас нет будущего».

Считаем необходимым опубликовать Приложение с подборкой материалов по юридическому статусу Православной Церкви в России.

Протоиерей Александр Салтыков

Юрист И.О. Скворцов

12 апреля 2012 г.


 

ПРИЛОЖЕНИЕ 1.
СОВРЕМЕННОЕ ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИИ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ.

КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ >>

Глава 1. Основы конституционного строя

Статья 13

1. В Российской Федерации признается идеологическое многообразие.

2. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

3. В Российской Федерации признаются политическое многообразие, многопартийность.

4. Общественные объединения равны перед законом.

5. Запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни.

Статья 14

1. Российская Федерация - светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

2. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.

Глава 2. Права и свободы человека и гражданина

Статья 28

Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.

Статья 29

1. Каждому гарантируется свобода мысли и слова.

2. Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства.

3. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.

4. Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом.

5. Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается.


 

УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС

ГЛАВА 17. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ СВОБОДЫ, ЧЕСТИ И ДОСТОИНСТВА ЛИЧНОСТИ

Статья 129

Клевета
1. Клевета, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, - наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

2. Клевета, содержащаяся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, - наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев.

3. Клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, - наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.

Комментарий –

1. Группа преступлений против чести и достоинства личности традиционно включает два состава: клевету (ст. 129 УК) и оскорбление (ст. 130 УК). Различаются эти преступления по способу посягательства на честь и достоинство. Попытки разграничить их по непосредственному объекту (в частности, путем противопоставления понятий "честь" и "достоинство") лишены оснований. Честь и достоинство - тесно связанные между собой нравственные категории. Понятие чести обычно связывается с положительной оценкой личности, признанием ее моральных и социальных качеств другими лицами. Под достоинством личности принято понимать осознание самим человеком собственных нравственных и интеллектуальных качеств, своего положения в обществе, репутации.

2. В комментируемой статье клевета определяется как "распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию". Эта формулировка точнее прежней. В ст. 130 УК РСФСР говорилось о "распространении заведомо ложных, позорящих другое лицо измышлений". Уточнение касается характера клеветнических измышлений, но не меняет прежних представлений о способе совершения данного преступления и содержании его субъективной стороны. Распространением сведений считается сообщение их в любой форме хотя бы одному лицу помимо самого потерпевшего. Не имеет значения, кому сообщаются сведения: близким людям, знакомым или посторонним. Для наличия состава клеветы необходимо, чтобы порочащие сведения были ложными, т.е. не соответствующими действительности. Не имеет значения, кто автор измышлений - сам клеветник или другое лицо. Важно, чтобы виновный сознавал ложность этих сведений. В тексте комментируемой статьи указывается на заведомость распространения ложных сведений.

Впервые в законе говорится о сведениях, подрывающих репутацию потерпевшего. Подрыв деловой репутации лица в условиях рыночной экономики способен причинить ему существенный вред.

3. От клеветы необходимо отличать диффамацию, публичное распространение порочащих сведений, независимо от того, являются ли они соответствующими действительности. В дореволюционном уголовном праве России диффамация наказывалась как самостоятельное преступление. В уголовном праве советского периода диффамация не была предусмотрена, чему давалось определенное идеологическое обоснование. Считалось, что в социалистическом обществе личная жизнь каждого должна быть открыта для критики и самокритики. Само понятие "неприкосновенность частной жизни" отвергалось.

Закрепленное в Конституции право каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну (ст. 23) вызвало к жизни вопрос о восстановлении правового понятия диффамации. Введение в УК ст. 137 "Нарушение неприкосновенности частной жизни" свидетельствует о том, что диффамация при определенных условиях тоже наказуема (см. коммент. к ст. 137).

4. Угроза распространения порочащих сведений не образует состава клеветы, но может явиться способом совершения некоторых преступлений: доведение до самоубийства, понуждение к действиям сексуального характера, вымогательство, вовлечение в занятие проституцией и др.

5. Комментируемая статья, как и прежде, состоит из трех частей. Содержание квалифицирующих признаков изменилось. Утратило самостоятельное значение указание на форму изложения сведений (в печатном или иным способом размноженном произведении). Акцент сделан на публичном характере распространения заведомо ложных сведений. В ч. 2 комментируемой статьи предусматривается один квалифицирующий признак: "Клевета, содержащаяся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации".

В ч. 3 сохранен в уточненном виде особо квалифицирующий признак клеветы: "Клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления".

6. Наказание за клевету несколько снижено: в ч. 1 и 2 комментируемой статьи не предусмотрено лишение свободы. Это можно объяснить как углублением дифференциации ответственности за преступления разных категорий, так и расширением возможностей судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации гражданина на основании ст. 152 ГК.

Статья 130

Оскорбление
1. Оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме, - наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до ста двадцати часов, либо исправительными работами на срок до шести месяцев.

2. Оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, - наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

Комментарий –

Понятие оскорбления в ч. 1 комментируемой статьи сохранилось традиционное: унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме. Наибольшую сложность для судебной практики составляло установление именно неприличной формы унижения чести и достоинства конкретного лица. Исходя из рекомендаций, дававшихся ранее в практике ВС РФ по этому вопросу, неприличной следует считать циничную, глубоко противоречащую нравственным нормам, правилам поведения в обществе форму унизительного обращения с человеком. Оскорбление может быть нанесено устно, письменно и путем различных действий (пощечина, плевок, непристойный жест и т.д.).

В квалифицирующем признаке оскорбления (как и в клевете) акцент сделан на публичный характер действия (ч. 2 комментируемой статьи).


 

ГЛАВА 19. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА

Статья 148. Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповеданий.

Незаконное воспрепятствование деятельности религиозных организаций или совершению религиозных обрядов - наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев.

Комментарий –

1. Ответственность за воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповеданий в соответствии с комментируемой статьей в отличие от УК РСФСР не связывается со способом действия. Оно может выражаться в незаконном запрещении деятельности религиозной организации или проведения религиозных обрядов, осуществляться путем физического воздействия, незаконного закрытия, разрушения, повреждения культовых зданий.

2. Под уголовно-правовой охраной находятся лишь такие религиозные объединения и обряды, которые не запрещены законом. В ст. 239 УК предусмотрена ответственность за создание религиозного или общественного объединения, деятельность которого сопряжена с насилием над гражданами или иным причинением вреда их здоровью. Поэтому воспрепятствование отправлению изуверских обрядов, осуществляемых запрещенными религиозными актами, не образует состава рассматриваемого преступления.


 

ГЛАВА 29. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ОСНОВ КОНСТИТУЦИОННОГО СТРОЯ И БЕЗОПАСНОСТИ ГОСУДАРСТВА

Статья 282. Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства

1. Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации, - наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо обязательными работами на срок до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. Те же деяния, совершенные:

а) с применением насилия или с угрозой его применения;

б) лицом с использованием своего служебного положения;

в) организованной группой, - наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

Комментарий –

1. В ст. 19 Конституции государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничений прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

2. Объектом преступления является нарушение конституционного принципа недопустимости экстремизма, как деяния, направленного на возбуждение ненависти или вражды по признакам, указанным в ч. 1 комментируемой статьи. Преступление, предусмотренное этой статьей, посягает на равноправие граждан независимо от их пола, языка, происхождения, рода занятий, национальной, расовой принадлежности или отношения к религии. Оно представляет большую общественную опасность, особенно в регионах со сложными межнациональными отношениями. В этой связи данный состав обоснованно включен в раздел преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства.

3. С объективной стороны комментируемый состав преступления состоит в оказании активного воздействия на людей с помощью документов, слов, рисунков и действий, предпринятых с целью побуждения их к совершению определенных действий, зарождению у них решимости и стремления совершить определенные действия или же способствования уже существующему намерению.

4. Публичность предполагает обращение к неопределенному, как правило, широкому кругу лиц. Если такое обращение адресовано одному или нескольким конкретным лицам, то такие действия не образуют публичности.

5. Средства массовой информации - это кино, телевидение, радио, печатные издания, подлежащие регистрации, а также сети ЭВМ.

Возбуждение ненависти, вражды, а равно унижение человеческого достоинства может привести к возникновению массовых беспорядков, вооруженному мятежу и другим преступлениям. В подобных случаях содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений.

Закон не конкретизирует действий, характеризующих объективную сторону преступления, а указывает лишь на их направленность. Действия могут быть направлены на возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды (призывы к расправе с лицами иной национальности, депортации и т.п.); на унижение национального достоинства (оскорбления, затрагивающие национальные чувства, клевета по расовым или религиозным признакам и т.п.). Это может быть пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, национальной или расовой принадлежности.

6. Преступление окончено с момента совершения действий, указанных в законе, независимо от наступивших последствий.

7. Субъектом преступления является лицо, достигшее возраста 16 лет.

8. Совершается это преступление только с прямым умыслом. Виновный осознает характер своих действий и желает их совершить. В этой связи необходимо отделять случайные эмоциональные проявления недовольства от принципиальной позиции, например, политика или представителя той организации, к которой принадлежит то или иное лицо.

9. Ответственность за это преступление несут лица, достигшие 16-летнего возраста.

10. Часть 2 комментируемой статьи предусматривает квалифицирующие признаки при совершении этого преступления. Прежде всего это совершение действий, указанных в ч. 1 этой статьи, с применением насилия или угрозой его применения. Имеется в виду как физическое, так и психическое насилие (угроза). Степень насилия закон не указывает, стало быть, она может быть любой. Однако, если насилие привело к убийству потерпевшего или причинению тяжкого вреда здоровью, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений.

Совершение данного преступления лицом с использованием служебного положения (специальный субъект) предполагает, что эти действия совершают не только должностные лица, но и любые другие, чье служебное положение позволяет им использовать его для совершения данного преступления.

11. Квалифицирующим признаком является также совершение этого преступления организованной группой.

Рассматриваемое преступление согласно закону (ч. 3 ст. 15 УК) относится к преступлениям средней тяжести.