Версия для печати
Четверг, 09 сентября 2021

10 сентября Святая Церковь вспоминает преподобного Иова Почаевского

1

Подлинное письмо преподобного Иова Почаевского к царю Михаилу Федоровичу Романову.

Около 1626 года Почаевская обитель сильно пострадала от пожара, и преподобный Иов, не найдя достаточно материальной поддержки на месте, посылает 1 мая 1626 года письмо русскому царю Михаилу Феодоровичу.

2

«Великодержавный православный господару и царю великий князь Михаил Феодорович всея Руси самодержец, и иных многих земель обладатель:

Аз убо смиренный иеромонах Иоан игумен Монастыря Успения Пречистое Богородицы и Приснодевы Марии з лядское земли, з братиею моею еже о Христе Маестату величества твоего осударю моему и благодетелю смирение низко до лица земли челом бию, поклонение творя (etc. etc.) От многаубо времени, державный государю, слышах о твоем благодетельстве, иже милостивне своим жалованием осударским жалуешь, не тылко повсюду всех православных христиан, але и кто бы едино колвек з яких сторон и народов имени маестату твоего милостыни жадал, завшеотворную ласку и милостыню относит, наипаче же монастыри и церкви, епископов, Архимандритов и игуменов, честных иеромонахов и монахов завшераспостранною десницею своею щедро вспомогаешь. Помыслихубо и желах от многа времени и Бога моего усердно молих, абым сам могл особою моею поклонитись ногам величества ти, государю моему, и видети пресветлое лице Ангельское, Богом вожделенный государю, православный царю Михаил Феодорович. А иж монастырских, не без великаго жалю и утисненя, ласце Бога моего и часовищаслившему то зоставивши, иж сам не могу ногам твоим поклонитесь, брата моего во иеромонасехблагоискусна Игнатия, кторыйсоживши со мною щаслившимзостал, иж был достоин з епископом Иосифом Курцевичемсветле лице твое оглядати, и десницу твою облобызати, и ногам твоим поклонитесь, и милостыню гойную отнести, той же брат мой Игнатий до обители святое и содружества нашего навернувшисяобачивши великую нищету и нужный потребы обители святое, и иншого, за множенем противников благочестия и умаленем сынов церкви нашея, поратованяснаднейшого не упатруючи, радив нам и охотне, послушний спасения своего ради, поднявся з братиею, Иосифом иеродиаконом, и Григорием, и с людми моими прочими, тобеосударю моему и пресветлому царю нижайший смиренна моего поклон отдати и за молитвами Пресвятыя Богородицы и славнаго Ея Успения достойна быта и обрести благодать пред величеством державы твоея, з которыми и аз недостойный богомолец и зо всеми еже о Христе братиами монастыря чудотворнагоПочаевскаго тебя осударя нашего поборника благочестиасветаго и любителя христианства нашего, непорушима столпа церквей и монастырей молим челом биемо: пожалуй, пожалуй, пожалуй, православный господару, царю и великий князь Михаил Феодорович, нас негодных богомольцов своих и обитель нашу Успения Пресвятыя Богородицы и Приснодевы Марии, которая з допущения Божого обитель, святая, меновите, украса церковная, одежда священническая, Евангелие, кресты и образы и прочие благолепие церковное огнем сгорело, которое все от предков величествия твоего и от ктиторов древних благочестивых надано было. В сих же часех могу речи в наших краях не щасливыхтаковыя не только умалились, але отнюдь не обретаются, удаемося (до) тобе, господаря нашего, нехай десница твоя до першоговывышеня славы на разширенеблагочестиа, а врагом его на посрамление тую обитель святую (которая уставичне от Бога и Пресвятыя Богородицы, яко создана чудотворне, так и теперь тоеюблагодатиюобдарена есть Божиею) вознесет, ратует подпоможет, за што Христос Спаситель наш и Пречистая Его Мата тебя осударя нашего, молитвами своими святыми тут во многа и неизличоные лета в добром и помыслномпанованющастливезо всем пресветлым домом твоим, подержавши, все враги твои под нозе твои покоривши, от царствия того во оное вечное нескончаемое препроводити и благая Иерусалиму видетисподобитирачит. О што мы худые и недостойные Богомольцы твои Спасителя и Пречистую Его Богоматерь молитствуемуставичне непрестанно, потребы наши и недостатки з молитвами негоднемамаестату величества твоего вручаем и отдаем, пожалуй, пожалуй, великий господару, нас богомольцов твоих звыклымпротивко всего благочестиа нашего жалованием. Величеству, затем светлости вашей царской милости отдаюсь. 3 монастыря вышеименованного месяца мая 1 року 1626.

 

Вашему Величествию, осударю моему и благодетелеви доброхотный богомолцазо всею еже о Христе братиею челом бию».

Власною рукою. Было запечатано. Адрес такой:

Православному Великодержавному царю и великому князю Михаилу Феодоровичу всея России Самодержцу и иных земель многих обладателю, Осударю моему великомилостивому сие писание во пресветлые руце его царское милости отдати.

Видно, что преподобный Иов обращается не к правителю далекого государства, своенравному и недоступному, каковыми в ту пору были все европейские монархи, но к человеку близкому по духу и мировоззрению. Первая часть письма, исполненная официальными обращениями, - всего лишь дань придворному этикету и не идет ни в какое сравнение с принятыми многостраничными цветистыми титулатурами даже рядовых польских шляхтичей. Похвалы Преподобного, адресованные царю за многочисленные благотворения церквям и обителям искренны, но лаконичны - ведь преподобный Иов даже не называет хотя бы некоторые облагодетельствованные самодержцем монастыри, возможно памятуя, что принявший славу от людей теряет славу от Бога. Это не письмо к иностранному правителю, ведь Святой Игумен пишет на привычном ему наречии, даже не допуская, что какие-то обороты не будут понятны адресату. Это обращение к брату во Христе о помощи в трудных обстоятельствах, от которых, в первую очередь, страдает самое важное - благолепие храма Божьего и стройность служения Богу.

То, что после слов о пожаре в обители следует сетование о том, что благочестивые православные ктиторы-благотворители ныне "не только умалились, але отнюдь не обретаются", может быть просто аргументом, объясняющим, почему Преподобный обращается к царю Михаилу Феодоровичу. Но они же наталкивают на мысль: а не сами ли вероотступники-шляхтичи причастны к пожару в Почаевском монастыре, который часто страдал от их грабительских нападений. Однако сам Игумен смиренно умалчивает о том. В сущности адресат прошения указан Преподобному самой логикой истории, за которой для верующего человека стоит часто непонятный сперва Промысл Божий. Ведь к тому времени в мире не осталось независимых православных государств, кроме Царства Московского. Великая Византия, вместе со Святой Землей, прославленными своими подвижниками Сирией и Египтом были давно захвачены Османской империей. Под ее же власть попало сердце Византии - Греция, а также Болгария, Румыния (Влахия) и Молдова. Грузия была фактически разорена многочисленными завоевателями, земли Киевской Руси захватили поляки и продолжали терзать татары. Дольше всех стояла Сербия, но и она пала под ударами турок. И поэтому все взоры православного мира, хранящего истинную веру Христову, обратились тогда на север, где поднималось после Великой Смуты великое православное царство. Михаил Феодорович откликнулся на просьбу преподобного Иова и продолжил традицию "предков величествия" своего, прислав монастырю богатые дары. Причем это был дар исключительно христианской любви и благоговения перед Господом и Пресвятой Богородицей.

Авторитет Почаевского игумена был в то время очень высок среди православных Речи Посполитой. В 1628 году он приглашается в Киев на православный Собор, созванный для разбора неотложных дел. Одним из главных дел было рассмотрение просьбы известного церковного писателя и епископа МелетияСмотрицкого, бывшего известного защитника Православия, затем перешедшего в унию, а ныне пожелавшего опять вернуться в Церковь, которую некогда отстаивал (и тотчас после Собора ушедшего из нее вновь). Представители Собора заявили, что они "твердо стоят в православной восточной вере, не мыслят об отступлении в унию и под клятвою обещаются не уступать и к тому же увещевают весь православный народ". Под этим решением стоит и подпись Преподобного: "Иоанн Железо, игумен Почаевский".

Твердость характера соединялась в преподобном Иове со смирением, братолюбием и совершенным беззлобием. Застав однажды человека, воровавшего монастырскую пшеницу, святой сам помог ему взвалить на плечи набитый краденым зерном мешок и только напомнил ему о заповедях Божиих и о "Суде нелицемерном",  будет дать ответ за содеянное. И вор, раскаявшись, пал в ноги святому. Был же он человеком известным в округе, больше всего на свете боявшимся огласки. Но Почаевский игумен сохранил его тайну.

3

Был Преподобный миролюбив и до того немногословен, что, по словам Досифея, только и можно было слышать от него: "Господи Иисусе Христе, помилуй мя..." Стяжав благодатный дар Иисусовой молитвы, стал он "неумолкаемым органом Святого Духа". Однако внутренняя жизнь Православных святых чаще всего остается тайной. О ней свидетельствует лишь его пещера в Почаевской скале, где невозможно ни сесть удобно, ни лечь, вытянув ноги. На целые дни и даже недели оставлял святой игумен свою братию, дабы проводить их в непрерывной молитве, по словам его жизнеописателя, "слезами токмо от чистого сердца изливаемыми питаемый". Тот же Досифей, описывая его духовные подвиги, добавляет: "Если бы каменная пещера, в которой обитал он, имела уста, то она поведала бы нам все тайные подвиги сего многострадального Иова по слову Евангельскому: "аще люди умолкнут, камени возопиют" (Лк. 19,40).

4

От многодневных стояний на молитве ноги у преподобного Иова отекали так, что покрывались язвами, следы от которых до сих пор остались на его нетленных мощах. Так молился он, по слову того же ученика его "о благосостоянии света, во зле лежащего". Однажды видел Досифей, как необычайный свет озарил пещеру Преподобного во время молитвы его, и в течение двух часов свет этот из глубины пещеры освещал противоположную стену церкви. "Я же, - говорит свидетель,- увидев сие, падши на землю, чрезвычайно напугался, странным таковым видением побежден". Несмотря на такие подвижнические и молитвенные труды, Господь благословил долгим веком угодника Своего: он прожил ровно сто лет. За неделю до кончины 21 октября 1651 года Преподобный имел откровение в своей пещере о точном дне своей кончины. 28 октября он сам отслужил Божественную литургию, и окончив ее и воздав последнее целование братии, без всякой болезни мирно отошел ко Господу "в тот же самый час, который предсказал".

Семь лет и девять месяцев пролежало в земле тело преподобного Иова после его погребения. Над его могилой люди видели иногда свет. И вот однажды почивший святой игумен явился в "сонном видении" тогдашнему киевскому митрополиту Дионисию Балабану со следующими словами: "извествую твоему преосвященству, яко тобою хочет Бог открыти кости мои". Надо сказать, что митрополит, как человек достаточно просвещенный, хотя и узнал старца, не спешил тотчас верить и следовать снам. Тогда Преподобный явился Дионисию снова и снова, и на третий раз уже присовокупил, что за свое неверие он будет наказан, и тот уразумел, что сны эти были "от Божия произволения".

В тот же день митрополит отправился в Почаевскую обитель и, учинив дознание о жизни почившего игумена, повелел немедленно открыть гроб, в котором лежали мощи его. Мощи эти были найдены "без всякого истления, как бы того же часа погребеныя, и исполненные необычного благоухания".

5

Тогда митрополит взял нетленные останки Преподобного и со всей честью при большом скоплении народа перенес их в недавно воздвигнутую церковь Пресвятой Троицы. Было это 28 августа (10 сентября н. ст..) 1659 года - день, в который наряду с 28 октября (10 ноября н. ст.) - днем блаженной кончины и 6 мая (19 мая н. ст.) - днем памяти праведного Иова Многострадального - отмечается память Преподобного в Русской Православной Церкви.

6

Так монастырь обрел третью святыню.

 

ИСТОЧНИК: http://pochaev.org.ua/?pid=1147

Преподобне отче наш Иове, моли Бога о нас!

 

Тропарь преподобному Иову, игумена Почаевскому, глас 4

Многострадальнаго праотца долготерпение стяжав,/

Крестителеву воздержанию уподобляяся,/

Божественныя же ревности обоюприобщаяся,/

тех имена достойно прияти сподобился еси/

и истинныя веры был еси проповедник безбоязнен;/

темже монахов множества ко Христу привел еси,/

и вся люди в Православии утвердил еси,/

Иове преподобне отче наш,/

моли спастися душам нашим.

 

Тропарь на обретение мощей преподобного Иова Почаевского, глас 4

Возложь на ся иго Христово от юности,/

преподобне отче Иове,/

многолетне свято подвизался еси/

на поприще благочестия во обители Угорницстей и на острове Дубенстем,/

и, пришед к горе Почаевстей,/

знаменаннейцельбоносною стопою ПресвятыяБогородицы,/

в тесней пещере каменней/

богомыслия ради и молитвы многократно заключался еси,/

и, благодатиюБожиеюукреплялся,/

мужественно потрудился еси/

на пользу Церкве Христовы и обители твоей,/

купно же и противу врагов Православия и благочестия христианскаго,/

и, наставив сицевому ополчению иночествующих,/

победители тех представил есиВладыце и Богу./

Того моли спастися душам нашим.

 

Кондак преподобному Иову игуменуПочаевскому, глас 4

Явился есиИстинныя веры столп,/

Евангельских же заповедей ревнитель,/

гордыни обличение, смиренным же предстатель и научение:/

темже и ублажающим тя грехов отпущение испроси/

и обитель твою невредимусохрани,/

Иове отче наш,/

Многострадальному подобный.

 

Кондак на обретение мощей преподобного Иова Почаевского, глас 8

Возсия от спуда земнаго сокровище нетленное мощей твоих,/

угодничеБожий,/

яко, благочестно пожив в вере Христа Бога нашего,/

достиглеси добродетелей совершенства,/

и, оставль сладость жития преходящаго,/

в пещере горы Почаевския в пощениих, молитвах и трудех свято подвизался еси,/

и теми тело твое увядилеси./

Ныне же, прешед к Богу в безмятежный и вечный покой,/

молишися о всех с верою к тебе прибегающих./

Радуйся, Иове, преславныйугодниче Божий/

и обители Почаевския украшение.

 

Величание Преподобному Иову Почаевскому

Ублажаем тя, преподобне отче наш Иове, и чтем святую память твою, наставниче монахов, и собеседниче Ангелов.

7