Версия для печати
Понедельник, 21 июня 2010

Константин Михайлов, движение "Архнадзор", комментирует ситуацию в Кадашах:

- Первопричина сноса исторических зданий в Кадашевской слободе - постановление столичного правительства № 889 от ноября 2002 года, в котором предписывалось осуществить строительство офисно-жилого комплекса "Пять столиц".

Однако это решение было принято в тот момент, когда уже действовал ФЗ №73 об объектах культурного наследия, где была утверждена охранная зона. Получается, что постановление изначально предписывало осуществить строительство в охранной зоне памятников, а значит, противоречило закону. К сожалению, несмотря на это, оно до сих пор не отменено и не приостановлено, вопреки многократным обещаниям и высказываемым намерениям.

Изначально вопрос о сносе зданий в Кадашевской слободе рассматривался в 2003 году рабочей группой Комиссии по вопросам сохранения зданий, хотя Комиссия эта очень часто принимает решение как раз не о сохранении, а о сносе зданий. Часто наши оппоненты говорят о том, что, мол, еще в 2003 году эксперты признали эти здания не подлежащими сохранению, не представляющими ценности. Так, под маркой поздних строений уже были снесены старинные здания как минимум XVIII века.

Я беседовал с одним из экспертов, который принимал это решение (а потом он подтвердил свои слова и в печати), и на самом деле по тем материалам, которые были тогда представлены Комиссии, нельзя было обоснованно судить о ценности зданий. Например, мы в руинах этих построек нашли и кладку XVIII века с остатками сводов, и подвал древней белокаменной кладки, находили и фрагменты изразцов XVII века. Все это заставляет нас заключить, что эта территория как следует не исследована, и о подлинной ее ценности можно лишь догадываться.

Или вот, например, производственный корпус с фасадом кирпичного стиля, как недавно выяснилось, имеет еще и своеобразную мемориальную ценность, потому что основатель этой фабрики и ее владелец перед революцией купец Григорьев, оказывается, является почитаемым местным святым в Ярославской епархии, местночтимым новомучеником. А это добавляет новые правки в оценку значимости. И к тому же во всем мире к старым промышленным зданиям давно уже перестали относиться как к каким-то бросовым постройкам: их успешно реконструируют, приспосабливают под цели нового времени.

Представители застройщика и представители Москомнаследия почему-то цитируют только один пункт решения протокола Комиссии 2003 года - согласиться со сносом этих строений. Но у меня есть этот протокол, в котором значится и второй пункт: "физический снос строений не производить до окончательного утверждения проекта в установленном порядке". На данный момент старый проект оказался отвергнут, нового нет, а снос застройщик все же попытался произвести. И это прямое нарушение протокола, на котором, кстати, стоит штамп Главного управления охраны памятников, предшественника нынешнего Москомнаследия. И когда Москомнаследие говорит о том, что эксперты это проговорили еще в 2003 году, - оно закрывает глаза на нарушение протокола фактически своего собственного ведомства.

Теперь, когда проект делается практически заново, встает вопрос - не могут ли эти сохранившиеся здания в него войти?

И это не чья-то прихоть, а, получается, требование закона. Ибо та статья ФЗ № 73, которая посвящена строительству в охранных зонах, делает оговорку: "за исключением специальных мер по регенерации историко-градостроительной среды". В охранных зонах можно строить что-то заново, что будет воссоздавать образ окружения памятников. Термин "регенерация", кстати, находит определение в городском законе об охране памятников - это восстановление утраченных элементов архитектурных или градостроительных ансамблей. Вот из этого и надо исходить: раз закон у нас разрешает только регенерацию, то и надо восстанавливать эти утраченные элементы, а никак не сносить подлинные, сохранившиеся. Поэтому ни о каком сносе исторических построек в охранной зоне речи не должно идти вообще.

Приводимые заявления о том, что полуразрушенные здания угрожают жизни и здоровью людей, конечно, безосновательны. Зачастую это говорится для того, чтобы хоть как-то оправдать свои действия. Например, когда кому-то понадобилось снести "Военторг", то в газетах начали появляться душераздирающие рассказы о том, что там случилось обрушение перекрытий и кого-то придавило. Даже если бы это и было правдой, то это вина собственника памятника, ведь именно он несет бремя ответственности за его содержание и поддержание его в должном порядке.

Мы считаем, что нужно делать нормальный проект регенерации в соответствии с законом, а не проект строительства офисно-жилого комплекса. И не только чтобы, как выражается главный архитектор столицы, "по морфотипу" своему эти новые здания соответствовали прежним, но они должны соответствовать и композиции слободы, и историческому взаиморасположению.
Статья на сайте Культура Портал >>