Версия для печати
Воскресенье, 02 июля 2017

Нужно признать авторитетность исследований Третьяковской галереи

Протоиерей Александр Салтыков, настоятель храма Воскресения Христова в Кадашах, декан факультета Церковных художеств Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета:

 

– Я  вполне доверяю ученым, которые проводили исследования. Тем более, это не первая экспертиза. Так, несколько лет назад с помощью современных технологий была изучена икона «Троица» Андрея Рублева.

Искусствоведческие исследования –  визуальные: мы видим глазами только верхний слой. А многое на древних памятниках подвергалось утратам или записям в течении веков. И вот такие тонкие технологические методы, которые сейчас существуют, чрезвычайно важны для изучения средневекового искусства и в частности именно искусства Руси, где памятников осталось мало и они были не подписаны.

Когда мы говорим о творчестве Андрея Рублева, то мы опираемся на краткие летописные сведения, на свидетельство Иосифа Волоцкого и Стоглавый собор 1551 года,  где  упоминается «Троица» Андрея Рублева.  И мы считаем, что икона «Троицы», которая тогда почиталась, именно та, которую мы с вами имеем сегодня в виду.

Что касается Звенигородского чина, то нигде в древних источниках он не упоминался, тем более с такой же достоверностью. Искусствоведы до сих пор приписывали чин Рублеву на основе чисто визуальных наблюдений. Новые исследования показывают, что иконы Звенигородского чина, которых к сожалению осталось только три, написал какой-то иной не менее великий мастер, или даже мастера. Потому, что икона Христа Вседержителя написана несколько иначе, чем икона апостола Павла и архангела Михаила. И все они написаны иначе, чем «Троица» Андрея Рублева.

 

deisis1

Звенигородский чин

 

То есть, Андрей Рублев был не единственным выдающимся мастером.

В ходе войн, пожаров, стихийных бедствий, мы потерпели огромнейшую утрату в нашем культурном наследии, которое мы, кстати говоря, плохо бережем и сейчас. Поэтому эти памятники, которые остались единичными, трудно поддаются атрибуции. Так что, сохраняя полное уважение к тем ученым, которые отождествляли эти иконы Звенигородского  чина с рукой Андрея Рублева, нужно признать авторитетность технологических исследований Третьяковской галереи.

Мы ведь и раньше говорили, что имя Андрея Рублева является в некотором роде символическим и собирательным. Конечно, мы знаем, что был такой художник, мы знаем, где он работал, но мы не знаем, что и как он делал конкретно. Кроме росписей Успенского собора Владимира и иконы «Троицы», которые мы считаем произведениями этого мастера, почти ничего не сохранилось достоверно.  

От результатов новых исследований мы ничего не потеряли, а, наоборот,  обогатились знаниями о том, что кроме Андрея Рублева у нас были еще великие иконописцы, которые наверняка написали много  таких икон, как Звенигородский  чин. Но их не осталось по причинам, которые я уже назвал.

Надо с доверием относиться к серьезным, заслуживающим уважение ученым, которые не меньше нас с вами любят русское искусство и относятся к нему трепетно. Они  посвятили свою жизнь изучению нашего великого наследия, пользуясь при этом новыми современными средствами. При этом неплохо вспомнить, что легенда о принадлежности Звенигородского чина Андрею Рублеву создана искусствоведами советского времени.

А то, что этот чин был открыт лишь в 1918 году – это вина уже предшествующих поколений. Как же они допустили, что иконы были практически выброшены? Революция просто так не происходит. Какой же был тогда, в XIX, начале ХХ веке   развал духовной и церковно- культурной жизни, при подъеме  светских наук и светской культурной жизни, если такое происходило?!  Хорошо, что сейчас мы можем установить какие-то интересные факты нашей духовно- культурной истории, слава Богу!

 

Подготовила Оксана Головко

Источник: Правмир