"Кадашевский листок" № 6 (декабрь 2002 г.)

Кадашевский календарь - 2002

  • 22 дек. Воскресенье. Проповедь о. Александра. Об иконе Божией Матери «Нечаянная радость».
  • 28 дек. Память священномученика Илариона (Троицкого), архиепископа Верейского (+1929).
    День крестин Тихона Куракина и Ксении Дроздовой.

В этом выпуске Кадашевского листка мы публикуем статью о. Александра под названием «Невнятная полемика», которая является ответом на публикацию на сайте Филаретовской школы возглавляемую священником Георгием Кочетковым.

28 декабря в день памяти священномученика Илариона (Троицкого) в крестильном Владимирском храме Николо-Кузнецкого прихода состоялись крестины Тихона Куракина и Ксении Дроздовой. Службу возглавлял о. Владимир Воробьев в сослужении о. Александра Салтыкова и иерея Андрея. Мы поздравляем младенцев, родителей и восприемников с этим радостным событием в их жизни.

 

Празднование иконы Божией Матери «Нечаянная радость»

Проповедь протоиерея Александра Салтыкова

22 декабря 2002 г.

Поздравляю вас, дорогие братья и сестры, с воскресным днем. Сегодня святая Церковь прославляет икону Божией Матери «Нечаянная радость». Эта икона посвящена чуду засвидетельствованному святителем Димитрием Ростовским. В этой иконе заключено чудо. Был некий человек, который жил жизнью греховной, но всегда молился Божией Матери. Эта его постоянная молитва превозмогла его грехи. Однажды, когда он так молился, хотя и вел греховную жизнь, он увидел на руках и ножках Младенца Христа кровоточащие раны, которые Спаситель получил на Кресте. Из этих ран истекала кровь, и этот человек ужаснулся увиденному, и жизнь его с этого момента изменилась. Таким образом, постоянная молитва превозмогла те грехи, которые он творил. Церковь установила в память этого чуда праздник в честь иконы «Нечаянная радость». Радость была в том, что человек покаялся. Сказано в Писании, что «Ангелы на Небесах радуются о едином кающемся грешнике». Все мы грешники и дай Бог, чтобы о каждом из нас на Небесах радовались ангелы. Но для этого надо, чтобы наше покаяние было настоящим, действенным, чтобы в нас не было теплохладности которая так характерна для подавляющего большинства современных христиан. Мы, конечно, все веруем в Бога, но вера эта, увы, малодейственная, потому что, то море различных дел, страстей, увлечений и прочего во что мы погружены, не дает по существу молиться Богу, жить духовной жизнью. Мы не можем в себе преодолеть те греховные пристрастия, которые в нас живут, как они жили и в этом человеке. Но сегодняшний праздник свидетельствует, что если молитва не оставлена, то сохраняется и надежда. Итак, самое главное - всегда молиться. При этом нам Церковь указывает, что больше всего надо молиться Пречистой Богородице, Заступницы всего рода христианского и Заступницы тех людей, которые к Ней обращаются. Итак, дорогие братья и сестры, будем стараться быть внимательными, сколько возможно к своей душе. Каждый день возносить молитвы к Богу и Пресвятой Богородице Марии, неопустительно совершать хотя бы малое молитвенное правило, и тогда, рано или поздно, но произойдет некий сдвиг в душе каждого, так молящегося человека и ему откроется гораздо большая вера, чем та, в которой он ныне пребывает.

Да поможет нам Бог, молитвами Пресвятыя Богородицы и всех святых. Аминь.

 

"Невнятная полемика"

Протоиерей Александр Салтыков

В бюллетене Высшей Филаретовской школы, возглавляемой свящ. Г. Кочетковым появилась публикация Евг. Осокина под названием «Прение о любви. О статье о. Александра Салтыкова с критикой выступлений Н.А.Струве». Сразу должен сказать, что я благодарен автору за его заметку. Дело в том, что когда моя статья «По поводу выступлений Н.А.Струве и кочетковцев против сборника «Суд им давно готов» появилась в газете «Радонеж», я, к своему удивлению и огорчению, обнаружил в ней вставку, сделанную редакцией без моего ведома. На эту вставку прежде всего и обратил внимание Евг.Осокин: «других кочетковцев и прочих шостаковичей». Должен заявить, что эти слова мне не принадлежат, подобный стиль и терминология мне совершенно чужды. Мне пришлось сделать повторную публикацию подлинного авторского текста (см. журн. «Мир Божий», 2001 г., 1(7), с.120-123). Каждый может убедиться, что приведенное выражение там отсутствует. Рад, что выступление Е.Осокина дает мне возможность об этом заявить публично.

Но в остальном эта инициатива вызывает грустное недоумение. Тут и отвечать-то не на что, но уж раз пришлось уточнять собственный текст, придется дать еще некоторые разъяснения для читателя о полном несоответствии основных положений моей статьи и критических замечаний защитника кочетковской школы. Автор заметки утверждает, что «основная претензия, которую о. Александр Салтыков предъявляет Никите Струве, это то, что «Струве нас не любит». Откуда автор это взял? У меня в статье отсутствуют слова, которые Е.Осокин берет в кавычки, давая понять, что это будто бы цитата. Опять мне приписывают то, чего я не говорил…. К Н.А.Струве у меня были высказаны совсем другие претензии, вполне конкретные; повторять все это не хочется, кто интересуется - может прочитать мою статью. Дальнейшие довольно пространные рассуждения Е.Осокина на тему о любви и о Никите Алексеевиче заставляют думать, что он очень дорожит любовью Никиты Алексеевича. Что ж, хорошо, когда молодой человек любит старшего, известного деятеля (от этих личных отношений, видимо, идет странное название заметки - по существу о любви в тексте нет ничего) и хочет его поддержать. Только вести полемику нужно корректно и приводить серьезные аргументы, если они есть; чтобы не получилось, простите, «медвежьей услуги». Иначе получается, как в заметке Е.Осокина, которая явно рассчитана на тех, кто не читал не только мою статью, но и защищаемый автором кочетковский сборник. Так, автор возражает мне по поводу критических замечаний г.Гаврилюка в адрес о.Г.Кочеткова. Достаточно прочитать текст этого рецензента, цитируемый мной по разбираемому сборнику последователей о. Кочеткова, чтобы убедиться, что Е.Осокин искажает не только мою позицию, но и позицию названного ученого. «П.Гаврилюк спрашивал,- утверждает Е.Осокин, - почему Евангелие от Иоанна названо «гностическим»…». Вопрос осторожно представлен так, как будто автор рецензии - робкий ученик. На деле рецензент ничего не спрашивает, а четко отделяет это Евангелие от гностицизма: там «есть следы антигностической и антидокетической полемики… Тайноводство как этап катехизации у святых отцов ничего общего не имело с гностицизмом…» и т.д. В моей статье замечалось: «Надежда г. Гаврилюка получить «подробные разъяснения» не была и никогда не будет удовлетворена…возразить по существу на его замечания Кочеткову абсолютно нечего». Текст Е. Осокина как раз и подтверждает полную беспомощность его учителя. Е.Осокину остается только иронизировать над мыслями, которые он же мне и приписывает: «О. Александр Салтыков полагает, что ее (эту рецензию - прот.А.С.) напечатали… неосмотрительно, ибо она достаточно вскрывает неправославие о.Георгия (вот как легко, оказывается, вскрыть неправославие!- ведь богословские статьи ни для какой другой цели не пишутся - найти истину = разоблачить)». - Все это чистая выдумка г. Осокина. В моей статье нет ни слова о каком-то «вскрытии», а просто приводится пространная цитата. Но критику, видимо, очень хочется представить меня в виде этакого инквизитора, который тащит на костер проповедника истины…. В связи с этим остановлюсь на еще одном заявлении: «Утверждения, что о.Георгий неправильно воспитывает своих духовных чад никогда не сопровождаются сравнением с нормой и ее показом…». - Читая Е.Осокина, мы как раз и сталкиваемся с плодами духовного воспитания о. Георгием своих чад. Тут и сравнивать не нужно, если почти каждая строчка такого краткого текста содержит неправду. Прискорбный результат воспитания! Жалко молодых людей, которые под видом духовного образования и христианской жизни учатся говорить ложь. А нам известно, кто отец лжи. Вспомним грозные слова св.апостола Павла о тех, кто ложью подавляет истину!

Другие критические замечания в адрес моей статьи абсолютно голословны, и посему отвечать на них мы не будем. В моей статье указывалось, что рассуждения о. Кочеткова в первую очередь о Божией Матери являются абсолютно неприемлемым, необычайно дерзким и хульным учением, наглейшей клеветой, невозможной для православного священника. Равно возмутительны и антицерковны рассуждения о «недостатках Православия как конфессии (!)». Все это подтверждено точными цитатами из его сочинений. Книги о. Кочеткова - не путь к Истине, а неразборчивое утверждение самого себя. И невольно начинаешь задумываться, что же происходит в школе о. Кочеткова, которая плодит все новых авторов, одинаково безответственно подменяющих строгий и честный анализ декларативными заявлениями с дешевой примесью все покрывающей иронии. Ну, пройдет немного времени и всем, в том числе на весьма любимом Е.Осокиным Западе, - где обитают джентльмены, как многозначительно сообщает автор, - станет ясно, что последователям о. Кочеткова защищать нечего: его позиции и тексты, приводимые авторами сборника «Суд им давно готов» и мною, говорят сами за себя. Т.е., повторяю: в книгах о. Кочеткова излагается нехристианское учение в христианской оболочке. Отсюда и идет ложь. Можно сколько угодно заявлять обратное, но суть от этого не меняется. И тогда будет полностью потеряна научная репутация. А также и нравственная. А жаль, ведь эта школа притянула немало способных людей. Е.Осокин иронизирует по поводу «нерушимого колосса нашей особности и специфики». В кочетковской школе, похоже, не объясняют, что все личностное и подлинно историчное - всегда особно и специфично. Жаль, если там не хотят замечать колоссальные сокровища русской культуры, которая всех нас вскормила. Это элементарная неблагодарность и невежество. Впрочем, плохой русский язык заметки (которую автор, кстати, почему-то считает статьей) кое-что объясняет. Ну, ваше дело как относиться к отеческим гробам. Что же касается джентльменов, то нас они нисколько не очаровывают. Мы помним, как они предали Сталину русских казаков при Лиенце в 1945, как недавно они бомбили православную Сербию «пасхальными» бомбами, видим, как они прикрывают террористов и многие другие их «подвиги» нам известны. Разумеется, я не отождествляю, в отличие от автора заметки, христиан Запада с джентльменами. Христиан там мало, гораздо больше джентльменов. А это племя нам чуждо, поскольку джентльменские «особность и специфика» таковы, что ни Православной Церкви, ни русской культуре не приходится ждать от них хорошего. Так что надеюсь, мы, в России, останемся при своей особности - русской и православной.

 

Девочку-клона назвали Евой

27.12.2002 18:15 | lenta.ru

Девочку, которая родилась в результате клонирования, осуществленного сектой раэлианцев, назвали Евой, сообщает Associated Press. Раэлианцы предполагали, что роды состоятся в рождественскую ночь, но по неизвестным причинам они были перенесены на 27 декабря. Девочка родилась в результате кесарева сечения. Об этом сообщила на пресс-конференции глава компании Clonaid (которая осуществляла эксперимент) Брижит Буаселье (Brigitte Boisselier). Как уже сообщалось, 27 декабря группа исследователей Clonaid заявила о рождении девочки-клона, которая является генетически точной копией своей матери. На пресс-конференции Буаселье отказалась дать какие-либо подтверждения этой информации. Clonaid, называющая себя "первой компанией по клонированию человека", была образована в 1997 году религиозной сектой раэлианцев, которые считают, что жизнь на земле зародилась в результате генетических экспериментов над пришельцами из космоса. Раэлианцы верят, что их духовный лидер Раэл является прямым потомком пришельцев. Сам Раэл заявил в интервью телекомпании CNN, что клонирование человека - это лишь первый шаг. Главная цель движения - добиться путем клонирования абсолютного бессмертия для человека.

Архиепископ Парижа: клонирование человека переходит запретные пределы

29.12.2002.23:05. Первый канал

Сообщения о появлении первого ребенка-клона усилиями частной научной компании секты раэлинов вызывают в памяти фашистские эксперименты на людях, заявил в интервью радиостанции "Франс-Интер" архиепископ Парижа кардинал Жан-Мари Люстиже. Вдохновляющиеся безумной идеей клонирования, считает он, переходят священные запретные пределы в человеческом существовании. Постепенно сдаются главные гуманитарные позиции. Нельзя оправдать подобное доводами о спасении жизни, если это делается ценой презрения к человеку. Денег, которые уходят на опыты по клонированию, хватило бы на то, чтобы спасти от смерти тысячи детей в Африке и на других континентах.

Архиепископ опасается, что постепенно возмущение попытками клонирования человеческих особей может угаснуть и псевдонаучные эксперименты будут продолжаться.

Путь новомученика

Памяти священномученика Илариона (Троицкого), архиепископа Верейского (+1929).

Дивен Промысел Божий в жизни Русской Православной Церкви, которая в XX столетии совершила великий подвиг стояния в вере, свидетельство о любви Христовой даже до смерти, ибо такими свидетелями верными (Откр. 2, 13) стали новомученики и исповедники российские, которые, как звезды на тверди небесной, сияют над Русской землей. В сонме мучеников Русской Православной Церкви особое место занимает архиепископ Иларион (Троицкий). Глубокий ученый-богослов, пламенный проповедник, ревностный служитель алтаря Господня, талантливый администратор, мудрый архипастырь и бескомпромиссный защитник Церкви и православных догматов - таков образ святителя Илариона, увенчавшего свое земное служение подвигом мученичества и исповедничества.

Священномученик Иларион (в миру - Владимир Алексеевич Троицкий) родился в 1886 году в селе Липицы Каширского уезда Московской губернии в семье священника. Блестяще окончив Тульское Духовное училище, а затем Тульскую семинарию, в 1906 году он поступил в Московскую Духовную Академию. За время учения в Академии он был награжден премиями Митрополита Московского Макария и Митрополита Московского Иосифа. Владимир Троицкий заведывал также издательским отделом Пастырско-просветительского братства при МДА, занимаясь изданием и распространением листков духовно-нравственного содержания для простого народа. В 1913 году он защитил магистерскую диссертацию "Очерки из истории догмата о Церкви". Этот фундаментальный труд стал глубоким ответом на происходившее в России, на крайнюю секуляризацию общества и государства, перераставшую уже тогда в богоборчество. В том же 1913 году, 28 марта, Владимир был пострижен в монашество епископом Никоном (Рождественским) в скиту Параклит с наречением имени Иларион.

Исключительно мудрое отеческое наставление дал подвижнику ректор МДА Епископ Феодор (Поздеевский). "Я знаю и не хочу скрывать сейчас, в чем твоя жертва Христу, - сказал епископ Феодор. - Ты искушался и, быть может, теперь еще искушаешься любовью к той школе, которой ты служишь, и чувством опасения, как бы иночество не лишило тебя этой школы. Но что такое Академия без Христа?! Это - пустое место и мертвый дом." Но на отце Иларионе буквально сбылись слова епископа Владыки Феодора о том, что когда человек жертвует самым дорогим, то Господь возвращает ему дело, от которого он отрекался. В апреле 1913 года он был рукоположен во иеромонаха и определен исполняющим должность доцента Московской Духовной академии, а 30 мая 1913 года назначен инспектором Академии с возведением в сан архимандрита. 3 декабря того же года утвержден в звании экстраординарного профессора Священного Писания Нового Завета.

После событий февраля 1917 года в Академии произошли перемены. Новым обер-прокурором от Временного Правительства В. Н. Львовым с должности ректора был смещен епископ Феодор, а временное управление Академией возложили на инспектора архимандрита Илариона. В новом учебном году (1917/1918) ректором был избран профессор А. П. Орлов, а архимандрита Илариона после его блестящей лекции в Академии в защиту патриаршества единодушно избрали инспектором. В этой должности ему суждено было пережить закрытие Духовной академии Советской властью.

15 августа 1917 года в Успенском соборе Московского Кремля торжественным богослужением начал свою работу Поместный Собор Русской Православной Церкви, собор будущих мучеников и исповедников, засвидетельствовавших свою веру кровью, собор тех, кто богословствовал, прежде всего, жизнью. Главной задачей, которую должен был решить собор, было восстановление патриаршества. Мнение членов собора по этому поводу разделилось. Среди защитников патриаршества особенно выделялась личность архимандрита Илариона (Троицкого), выступившего с яркой, поразившей слушателей речью: "Зовут Москву сердцем России. Но где же в Москве бьется русское сердце? На бирже? В торговых рядах? На Кузнецком мосту? Оно бьется, конечно, в Кремле. Но где в Кремле? В окружном суде? Или в солдатских казармах? Нет, в Успенском соборе. Там, у переднего правого столпа должно биться русское православное сердце. Орел петровского, на западный образец устроенного, самодержавия выклевал это русское православное сердце, святотатственная рука нечестивого Петра свела Первосвятителя Российского с его векового места в Успенском соборе. Поместный Собор Церкви Российской от Бога данной ему властью поставит снова Московского Патриарха на его законное неотъемлемое место..."

Но уже тогда святитель пророчески представил совершенно новый образ русского Патриарха: "Теперь наступает такое время, - говорил он на лекции в Московской академии в защиту патриаршества, - что венец патриарший будет венцом не "царским", а скорее, венцом мученика и исповедника, которому предстоит самоотверженно руководить кораблем Церкви в его плавании по бурным волнам моря житейского". После избрания на патриарший престол святителя Тихона, архимандрит Иларион становится его верным помощником. 12 (25) мая 1920 года в день памяти святителя Ермогена, патриарха Московского и всея Руси, архимандрит Иларион был хиротонисан патриархом Тихоном во епископа Верейского, викария Московской епархии. Святителю было 34 года. Начался путь сего избранника Божия на Голгофу вместе с Патриархом, с Церковью, с любимой им Россией.

В 1919 году он был арестован, сидел в Бутырской тюрьме около двух месяцев. После освобождения о. Иларион поселился у своего друга о.Владимира Страхова, который жил на Сретенке. До своего нового ареста Владыка все свое время проводил в напряженной деятельности: работал у святейшего Патриарха в Донском монастыре, почти через день совершал Литургии, проповедовал, часто сослужил Патриарху.

В 1921 году его снова арестовывают и ссылают в Архангельск (по другим данным - в Холмогоры, где он жил в концентрационном лагере в самых кошмарных условиях), где он находился до 1923 года. В начале июля 1923 года архиепископ Иларион производит принятие в общение обновленческого клира в соборе Сретенского монастыря. Владыка Иларион настоял на том, чтобы обновленческих клириков принимать через покаяние, но если они свой сан получили в обновленчестве, этот сан не признавать. Обновленческие храмы все заново освящали, что по канонам делается с храмом еретическим. Тем самым владыка Иларион подчеркивал еретический характер обновленчества. Здесь он был непримирим.

15 (28) июля 1923 года произошло публичное покаяние перед Патриархом Тихоном митрополита Сергия (Страгородского) в Донском монастыре. Патриарх возложил на него крест и панагию, а владыка Иларион вручил ему белый клобук. Во многом благодаря деятельности епископа Илариона началось массовое возвращение клира и мирян в "тихоновскую" Церковь. Храмы, захваченные обновленцами, стали пустеть. В своих неустанных трудах святитель прибегал к небесному заступлению святых угодников Божиих, особое значение придавая молению за Русь преподобному Серафиму.
использованы материалы с сайта: pravoslavie.ru

Предположительно в июне 1923 года владыка Иларион был возведен в сан архиепископа. Святитель Тихон включает владыку в состав действовавшего при нем Временного Патриаршего Синода. Будучи прекрасным оратором, владыка Иларион произносил проповеди, направленные против обновленческого раскола, выступал на диспутах против обновленческого лидера Александра Введенского и советского наркома просвещения А. В. Луначарского. Многие москвичи в те годы стали свидетелями убедительных побед православного архиерея над своими противниками.

Власти не простили владыке его деятельности по борьбе с обновленчеством и укреплению единства Церкви, не простили его преданности Святейшему Патриарху. В ноябре 1923 года святитель Иларион был вновь арестован. Постановлением Комиссии НКВД по административным высылкам он был осужден на три года концлагерей. В жизнеописании архиепископа Илариона, составленном протопресвитером М.Польским, говорится, что до Соловков он уже был один год в ссылке в Архангельске (и в Кемском лагере). Увидев весь ужас обстановки, даже он, жизнерадостный и бодрый, сказал: "Отсюда живыми мы не выйдем".

Известен один из эпизод жизни святителя в лагере. Когда пришло известие о смерти Ленина, заключенных заставили простоять пять минут в молчании. Владыка же демонстративно лежал на нарах и говорил: "Подумайте, отцы, что ныне делается в аду: сам Ленин туда явился, бесам какое торжество".

В конце лета 1925 года из Соловецкого лагеря архиепископ Иларион был неожиданно доставлен в Ярославль, в изолятор "Коровники". Об этом времени святитель вспоминал как о самом светлом времени долгой неволи. Власти, еще надеясь заключить некое соглашение, попустили льготы невиданные. Он мог читать любые книги, писать, и после цензуры, отправлять на волю написанное. В известных ныне его письмах поражает великое смирение и великая благодарность Богу за все дарованное ему, за скорби и за радости.

Вслед за святым Иоанном Златоустом златоустый российский святитель донес до близких ему людей свою сердечную мысль: "Слава Богу за все".

В Ярославль владыка был переведен для переговоров с сотрудником ГПУ Е.Тучковым и епископом Гервасием (Малининым), которые попытались склонить Владыку на сторону нового "григорьевского" раскола во главе с епископом Екатеринбургским Григорием. Но на посулы стать митрополитом, на ложь и на лесть Владыка ответил категорическим отказом. Тогда сотрудник ГПУ сказал: "Приятно с умным человеком поговорить. А сколько вы имеете срока на Соловках? Три года?! Для Илариона три года! Так мало?!"

После этого владыка получил новый срок. Владыка был сначала на Поповом острове, затем его перевели в Кремль, а потом "на Секирку" - в штрафной изолятор, где смерть была обыденным явлением.

На Пасху 1926 года владыка Иларион добился у начальника СЛОНа Эйхманса разрешения провести богослужение. "Пасхальная заутреня проходила в ветхом кладбищенском храме святого Онуфрия. Крохотная церковь не могла вместить даже лагерное духовенство... Кладбище было полно народу. Голос Владыки Илариона доносился из глубины храма, среди тишины северной ночи. И вот на улицу вышел крестный ход... "Христос воскресе!" - "Воистину воскресе!" - прозвучало под торжественным куполом увенчанного сполохом неба. С победным, ликующим пением о попранной, побежденной смерти шли те, кому она грозила ежечасно, ежеминутно... Ликующий хор "сущих во гробех" славил и утверждал свое грядущее, неизбежное, непреодолимое силами зла воскресение", - так писал об этой неповторимой заутрене Б.Ширяев. В условиях неволи Владыка Иларион по-прежнему ощущал себя православным иерархом, ответственным за положение Церкви, за свою паству. В июле 1926 года архиепископ Иларион выступил как один из инициаторов "Соловецкого послания" - обращения находившихся в Соловецком лагере православных епископов к правительству. В этом обращении, выдержанном в духе лояльности, епископы предлагали свое решение многих церковно-государственных отношений, не избегая самых острых вопросов.

Когда возникло новое разделение, вызванное появлением так называемой "Декларации Заместителя патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского)" от 29 июля 1927 года, владыка Иларион, понимавший вынужденность некоторых его шагов, предостерегал всех от раскола.

В конце 1929 года власти решили выслать святителя в Казахстан на вечное поселение. Владыку повезли этапным порядком - от одной пересылочной тюрьмы до другой. По дороге его обокрали и в Петербург привезли в праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы уже больным. Шестого декабря владыку перевели из тюрьмы в больницу им. Гааза. С высокой температурой он шел по городу, теряя последние силы. У него обнаружили сыпной тиф. Митрополит Серафим (Чичагов) пытался ему помочь, но это было уже невозможно. Владыка Иларион был без сознания. Незадолго до кончины ему стало легче. Из больницы он писал родственникам: "Я тяжело болен сыпным тифом..., в субботу, 15 декабря, решается моя участь (кризис болезни), вряд ли перенесу". Когда ему в больнице заявили, что его надо обрить, владыка сказал: "Делайте со мной теперь, что хотите".

15 (28) декабря 1929 года последовало блаженное преставление Владыки ко Господу.

По сведениям дочери последнего протодьякона Воскресенского оводевичьего монастыря М.Ф. Анфимовой, перед смертью его напутствовал и причастил Святых Христовых Таин келейник митрополита Серафима (Чичагова) иеромонах Никандр. Перед смертью к Владыке подошел врач и поспешил заверить, что кризис миновал, на что Владыка ответил: "Как хорошо, теперь мы далеки от ..."

Эти были его последние слова слова, слова праведника, ждущего радостной встречи с Богом.

Митрополит Серафим попросил для погребения тело почившего архипастыря. Ночью грубо сколоченный гроб выдали родственникам. Архиепископа Илариона было невозможно узнать. В гробу лежал изможденный старец с обритой головой... Священномученику было 43 года.

Митрополит Серафим принес свое белое облачение, белую митру. По облачении тело владыки положили в другой, лучший гроб. Власти поставили условие, чтобы не было никакой торжественности отпевания и никаких надгробных речей. Отпевание было в Воскресенском соборе Новодевичьего монастыря. Митрополит Серафим (Чичагов), архиепископ Алексий (Симанский), епископ Амвросий (Либин) и епископ Сергий (Зенкевич) молились в алтаре, а само отпевание совершал епископ Николай (Ярушевич). (По сведениям о. М. Польского, отпевание совершал сам митрополит Серафим). Надгробные речи были запрещены, но владыка Николай прочитал заповеди блаженства так, что все присутствовавшие рыдали.

Каждая из этих заповедей была исполнена святителем, о чем свидетельствует все его житие. И вот, исполнив все назначенное ему от Господа, архиепископ Иларион с сонмом новомучеников и исповедников российских из горних обителей слушал молитву Церкви воинствующей: "Радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша многа на небесех". Похоронили владыку на кладбище Новодевичьего монастыря. Почитание священномученика Илариона началось сразу после его кончины. На отпевание и погребение стихийно пришло несколько тысяч верующих жителей города. Храм не мог вместить и малой части желающих проститься с владыкой. Народом был заполнен весь монастырский двор и прилегающее кладбище. Архипастырь, не проживший в период своего святительского служения и двух лет на свободе, по особому промыслу Божию закончивший свой земной путь именно в северной столице, стал предстателем и молитвенником и за петербургскую паству.

Канонизация архиепископа Илариона как местночтимого святого была совершена 10 мая (27 апреля ст. ст.) 1999 года в московском Сретенском монастыре Святейшим Патриархом Алексием, а общецерковное его прославление состоялось на юбилейном Архиерейском Соборе 2000 года. Вознесем же к нему наше прошение: "Святый священномучениче и исповедниче Иларионе, моли Бога о нас!"

Монахиня Серафима

Отзывы о музее Кадашевская слобода

  • Мария Алексеевна Денисова
    Опубликовано Среда, 13 января 2021 06:47
    Спасибо, что после «Хлеба» пригласили на «Масло». Действительно хлеб с…
  • Родительский ком. Школы 1275, 3 класса
    Опубликовано Среда, 13 января 2021 06:45
    Наш класс был у вас на Новогоднем настроении, всем понравилось.…
  • 111
    Опубликовано Вторник, 12 января 2021 19:51
      Мария 03.03.2020   Спасибо Ольге Львовне за чудесную программу "Веселая…
  • Мария
    Опубликовано Вторник, 03 марта 2020 06:49
    Спасибо Ольге Львовне за чудесную программу "Веселая Масленица"! Дети в…
  • 5 школа. Реутов
    Опубликовано Понедельник, 02 марта 2020 06:48
    Благодарим Ольгу Львовну и Ольгу Олеговну за чудесный праздник устроенный…